July 9th, 2009

Академик Яблоков: Кто если не мы?

Публикуем обращение лидера "Зеленой России" академика А.В. Яблокова к экологам.


Зеленые России - кто мы, где мы, куда идем?


   Каждый лидер и активист зеленого движения в очень непростых условиях сегодняшнего существования должен задать себе эти вопросы: кто мы, где мы, куда идем? Для того, чтобы определить наше место и наши возможности, нельзя чуть - чуть не оглянуться назад. Тогда будет яснее, куда мы пришли. Яснее наши ошибки, победы и возможности.

   

   I. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ЗЕЛЕНОЕ ДВИЖЕНИЕ: СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ

   

   Мы возникли как ветвь гражданского общества в советское время, и поначалу участниками движения были ученые, писатели, кинематографисты. Они начали первыми, потому что в ту эпоху тотальной секретности знали больше и чувствовали острее.

   

   Это была и борьба против переброски рек, и борьба за Байкал, и против БВК на парафинах нефти, и других мегапроектов... Многие не осознают такого факта, о котором я не устаю настойчиво напоминать: посмотрите на среднюю ожидаемую продолжительность жизни. Это хороший показатель состояния окружающей среды. Она была в России самой высокой в 1964 году, почти такой же, как в США и Японии. С тех пор и Япония, и США обогнали нас по продолжительности жизни лет на 20. Япония была в катастрофическом экологическом состоянии после войны, но сделала охрану природы национальным приоритетом, до 6 % национального бюджета тратила на это. И теперь эта страна стала одной из самых чистых в мире и с самой большой продолжительностью жизни. Мы тратили на охрану окружающей среды в лучшие времена около 0,5 % бюджета, а теперь докатились до 0,1% (по некоторым данным - еще меньше).

   

   Сразу после Чернобыля средняя продолжительность жизни в нашей стране поползла резко вниз, а после 1991 по социально-экономическим причинам вообще рухнула. Но началось все с Чернобыля. Он фактически стал одной из причин гласности: через Чернобыль прошли 830 тысяч ликвидаторов, и около 10 млн человек непосредственно пострадало в результате этой катастрофы. В этих условиях молчать уже было нельзя. Когда ранее засекреченные данные по уровням загрязнения, последствиям применения пестицидов, составу сливочного масла, шоколада и т.п. стали широко известны, общество вздрогнуло, и началось массовое экологическое движение. Тогда к нему примкнули все люди, недовольные существующей системой, и это заставило власть заволноваться. Может быть, и сейчас мы наблюдаем нечто подобное. Власть боится повторения волны протестов, и это одна из причин, по которой Кремль давит независимое экологическое движение. Я недавно был на митинге, посвященном браконьерской охоте VIP_персон на Алтае «Против козлов, которые стреляют в баранов». На него собралось около трехсот человек, большинство из которых я не знал. Спрашиваю, откуда они. Оказалось техническая нтеллигенция, представители движения АНТИФА... Это новая волна, пришедшая в современное зеленое движение.

   

   Именно экологическое движение было одной из главных сил, разваливших СССР (хотя многие вспоминают о нем с грустью). Точку в существовании СССР поставило не соглашение в Беловежской пуще, а референдум на Украине, результаты которого свидетельствовали: Украина не хочет быть частью СССР. Один из лозунгов украинского референдума, ставшего потом лозунгом украинской оппозиции, звучал так: «Не хотим быть с москалями, которые устроили нам Чернобыль!». Кстати, и президент Украины Кучма, и Горбачев признают, что одной из причин распада Советского Союза стал Чернобыль... В 1991-1993 годах в экологическом движении наступил очень короткий период эйфории, когда быстро формировалось гражданское общество, когда было создано мощное природоохранное законодательство. Тогда мне, как советнику президента по экологии и здравоохранению, для того, чтобы связаться с ним, надо было просто поднять телефонную трубку, и президент немедленно реагировал. В эти годы возникли тысячи экологических организаций, десятки маленьких партий, в том числе, три - четыре зеленых, к примеру, совершенно замечательная партия зеленых Прикамья.

   

   1995-1999 гг. - начало имитационной демократии и ослабления зеленого движения. Откат начался в 1995 году. Он был, конечно, связан с политическими изменениями, со слиянием капитала и власти. Суды и СМИ стали катастрофически терять независимость. Лозунг зеленых 1990-1993 гг. «Превратим поток жалоб в поток судебных исков!» стал быстро слабеть: и пусть суды тогда еще стеснялись принимать неправосудные решения, но типичным стало заволокичивание процессов. Нам попомнили наши стотысячные митинги конца 80х и другие массовые акции...

   

   Власть боялась, и началось подавление экологических организаций, которое продолжается и поныне. Это надо понимать тем, кто сегодня обращается к власти с разного рода слезницами и удивляется, что на них нет желанной реакции. Время президентства В. В. Путина совпало с ростом цен на нефть, и это определило многое, если не все. Развитие страны пошло бы по-другому, если бы цена на нефть оставалась на уровне $ 14-17 за баррель. «Проклятье природных ресурсов» накрыло Россию: власть не выдержала соблазна ничего не делать и только распределять потоки долларов по близко расположенным карманам. А экологи и тут мешали, постоянно воля и попискивая против сумасбродных планов ошалевшей от богатства власти. Кремль стал действовать по трем направлениям: 1) пропаганда потребительства, 2) усиление контроля над СМИ и вымывание экологической проблематики из массового сознания, 3) тотальная де - экологизация государства.

   

   Одним из первых указов Путина стал указ о ликвидации Госкомэкологии. В эти же дни министерство образования ликвидировало обязательный курс экологии в средней школе, а министерство внутренних дел - экологическую милицию, и в эти же дни генеральный прокурор распорядился о проверке всех экологических организаций. Случайными такие совпадения быть не могут, значит, команда пришедших к власти заранее планировала деэкологизацию. Идеология ее проста: «Экология - удел богатых стран. Для обогащения России нужно широкое использование ее природных ресурсов. Привлечем инвестиции за счет снижения природоохранных требований. Задавим экологические организации и законы, чтобы не мешали обогащению». Самое страшное, что российское общество приняло эту идеологию, погрузилось по макушку в пучину потребительства.

   

   II. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СЕГОДНЯ

   

   Сегодня мы наблюдаем тотальную деградацию природоохранного законодательства. За последние годы изменено 35 законов, касающихся охраны природы и природопользования. Первым ударом были изменения базового Закона об охране природы (1991 г.), которые позволили ввозить в Россию радиоактивные отходы. Затем последовательно и неоднократно ослаблялось лесное законодательство. Дольше продержалось водное, фундаментально измененное лишь в 2006 г.

   

   Сегодня уже нет государственной экологической экспертизы, которой мы так гордились и которая была реальной возможностью участия общественности в принятии решений. Разрушен государственный экологический контроль и государственный экологический мониторинг. Общее число государственных природоохранных инспекторов уменьшилось за последние 10_15 лет в 4_5 раз. У нас их в десятки и сотни раз меньше, чем на единицу территории в Западной Европе и Северной Америке.

   

   Резко ухудшились условия существования общественных организаций. Расползается режим секретности, с начала 2009 г. есть юридическая почва для объявления шпионом и изменником любого экологического активиста. В конце 90_х нашим мощным лозунгом было «Референдум - оружие экологов», но последовательные антидемократические изменения закона о референдуме изъяли и этот инструмент из нашего арсенала (осталась маленькая лазейка для местных референдумов). Приняты драконовские изменения в закон об общественных организациях. Еще 7- 8 лет назад в России их работало до полутора тысяч, сейчас, по-видимому, осталось около трехсот. Впрочем, вместо зарегистрированных появляется огромное число отдельных групп экологистов. Например, в Москве против точечной застройки борются около пятисот отдельных групп, стихийно возникли несколько крупных неформальных территориальных общественных объединений, выступающих против мусоросжигания.

   

   Очень существенным негативным моментом, осложнившим деятельность зеленого движения, было выдавливание из страны иностранных благотворительных фондов, с чьей помощью мы сделали немало хороших экологических дел. По некоторым данным, из примерно 180 иностранных благотворительных фондов, действовавших еще несколько лет назад в России, осталось менее 50. Происходит зачистка политического пространства, которое мы испытали на себе, когда захотели создать оппозиционную антиэкологической власти зеленую партию. На волонтерских началах в 2005-2006 гг. мы собрали 16 тысяч членов, но изменения в законодательстве подняли минимальную численность партии до 50 тысяч. Такую численность на волонтерских началах не наберешь, нужны большие средства (которых нет у зеленых).Итог: в результате борьбы с гражданским обществом и де-экологизации в нашей стране создан авторитарный режим.

   

   Стабилизация в стране, о которой говорят как о достижении правительства, основана на все прощении преступлений. Она привела к лавинообразному росту экологических правонарушений, за которые никто не отвечает. Ни одно новое строительство сегодня - ни жилищное, ни промышленное - не соответствует каким-нибудь нормам и правилам. В Сасове (Рязанская область) в 2008 году провели референдум, в ходе которого более 90 % жителей высказалось против строительства вредного производства. Тем более, как оказалось, строительство произведено незаконно, без какого бы то ни было разрешения. Нарушены строительные, санитарные, экологические нормы. Все согласны, что это незаконно, - Минприроды, прокуратура, Росприроднадзор, а губернатор создает комиссию, которая решает, каким образом все-таки запустить это производство. В этом примере, как в капельке воды, отражается ситуация, которая существует в стране. То же самое со строительством дороги в Утришском заказнике (Краснодарский край), с Химкинским лесом (Московская область), с планируемой Эвенкийской ГЭС... Золотой петушок из сказки А. С. Пушкина поворачивался в ту сторону, откуда надвигалась беда, и предупреждал об опасности. У нас петушок вертелся бы как пропеллер, потому что экологические беды наступают отовсюду.

   

   III. КАК РЕШАТЬ СЕГОДНЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ?

   

   Кое-что удается сделать на муниципальном уровне. Пример «зеленых» депутатов городских советов Д. Рыбакова (Петрозаводск) и А. Каплина (Ульяновск) показывает, что многое можно сделать и на муниципальном уровне. Что-то удается сделать на региональном. Л. Комогорцева, руководитель Брянского Союза «За химическую безопасность», в очередной раз избрана депутатом областной думы. Это очень важно! С. Симак, сопредседатель МСоЭС, имеет успешный опыт отстаивания экологических прав в Самаре даже в нынешней драконовской ситуации. Даже на федеральном уровне что-то удается делать, правда только таким крупным организациям, как WWF-Россия и Гринпис-Россия. Нынешняя власть сама по себе никаких экологических шагов не делает и делать не будет. Трубу от Байкала удалось отодвинуть только благодаря беспрецедентным протестам общественности, когда на митинге звучало: «Мы больше не будем просить президента ни о чем. Мы просто не дадим построить эту трубу!». Спасение детенышей гренландского тюленя (за что я публично поблагодарил и премьера Путина, и министра природных ресурсов Трутнева) произошло после того, как Международный фонд защиты животных собрал триста тысяч подписей против убийства бельков, и он же сагитировал ярких звезд шоу - бизнеса выступить против этого промысла. Опасность массовых протестов - вот первопричина этого решения.

   

   Все эти хорошие дела (и большие, и малые) - мелкие успехи при общем стратегическом поражении всего современного зеленого движения в России, и больше - поражении всего гражданского общества. Голос общественных организаций стал не слышен, нас замучили проверками и требованиями регистрационные и налоговые службы, усиливаются нападки желтой прессы, мы видим презрительное молчание власти даже в запредельных ситуациях типа алтайского позорища или убийства журналистов и адвокатов в центре Москвы.

   

   Что зеленым делать в этой ситуации - сложить крылышки и плакать друг другу в жилетку? Именно на это и рассчитывает власть. Она надеется, что мы разбежимся и исчезнем как потенциальные и реальные центры кристаллизации общественного протеста против де-экологизации, анти-демократизации, фашизации режима. Не будет этого, пусть Кремль не надеется! Когда мы говорим, что мы мало эффективны, мы обвиняем себя, переживаем, что нам не удалось то-то и то-то... Друзья, не обвиняйте себя! Мы не эффективны чаще всего потому, что против нас выстроены стены вертикаль власти, коррумпированные чиновники, суды, обузданная пресса... Но так ли уж они крепки? Что произойдет в стране через полгода после того, как урезанный низкими ценами на нефть бюджет не сможет выполнять социальные обязательства?

   

   В этих условиях надо продолжать делать то, что мы делаем, и ковать кадры, чтобы новое министерство по охране природы формировалось из людей, сидящих в этом зале. Выступать против опасных проектов. Даже отдельный одиночный пикет, если мы проведем такие пикеты в десятках городов, уже принесет результат. Надо бороться за экологические права в наших зависимых судах. Бороться и выигрывать. Не здесь, так в Страсбурге. 


И мы будем это делать. Ради будущего России, ради будущего наших детей нельзя складывать руки. И знайте, на самом деле мы сильнее, чем думаем сами. И в заключение непреходящий лозунг зеленых всего мира:


- Кто, если не мы? И если не сейчас, то когда?

   

   А. В. Яблоков

promo ecmoru апрель 26, 2013 21:07 Leave a comment
Buy for 50 tokens
Разместите у нас свою информацию!